Блестящий мир
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 9 из 10
  • «
  • 1
  • 2
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • »
Блестящий Мир » Все от пользователей » Все от пользователей » Рассказы (грустные и не очень)
Рассказы
_МаРтИнИ_Дата: Понедельник, 2007-12-17, 11:08:00 | Сообщение # 81
Приходит почеркать
Группа: Пользователи
Сообщений: 40
Статус: Offline
Снежная любовь

Она шла по заснеженному тротуару, держа в руках праздничный торт, думая о чем- то, на губах застыла грустная улыбка. Уже 20.00, ее ждали, очень ждали, а она как всегда задержалась на работе. Даже сегодня 31 декабря работа, работа, работа. Это все что ее интересовало в жизни работа и Он. Он сейчас, конечно же, сидит у телевизора, периодически заглядывает в холодильник и посматривает на часы: «Ну вот, опять задержалась, так и Новый год не долго пропустить!» Из-за угла появилась машина, фары ослепили глаза и …вот неудача, девушка поскользнулась и упала на снежную перину тротуара, торт вырвался из рук хозяйки, удачно приземлился на лобовом стекле «Форда». Водитель притормозил, вышел из машины, недоуменно смотрел то на девушку, лежащую на снегу, то на стекло машины, по которому плавно съезжали красные розочки, точнее то, что от них осталось. Девушка попыталась встать, было слишком скользко, ушибленная нога ужасно ныла. «Сегодня, очевидно, не мой день», - подумала она.

- Вам помочь? - вежливо спросил молодой человек.
- Спасибо, вероятно, когда Вы тормозили, это на Вас сказалось, иначе бы предложили помощь, не дожидаясь, пока я примерзну к тротуару.
- Нет, надо же. Залепили в меня тортом, еще и язвите! - возмутился хозяин «Форда», празднично украшенного сливочными цветами.
- Ну, не в Вас, а в Вашу машину, если бы я намеренно целилась, то попыталась попасть хоть в одну фару, может тогда, у меня появился бы шанс дойти домой не хромая.

Молодой человек подошел к уже начинающей надоедать своим ворчанием девушке.
«Нужно ее поскорее доставить домой», - молча поставил на ноги.
От такой встряски с головы обладательницы милого «ворчливого» голоса упал капюшон, и он увидел ее красивое лицо, но его поразили ее глаза. В одно мгновение он просто утонул в этих черных, как ночь глазах, в этом омуте боли и печали, нежности и страсти. «Глаза это зеркало души - какой глупой казалась это фраза раньше, глаза это просто орган зрения, но сейчас я готов поверить в то, что знал ее всегда и знаю все о ней».

- Извините за машину, - девушка попыталась вырваться из сильных рук, - спасибо за помощь, дальше я сама.
- Я понял, спрашивать у Вас что-либо бесполезно, так что, Ваш адрес, и я мигом доставлю.
- Я сама доберусь, мы стоим как раз у моего дома. Ой! - сделав шаг, девушка повисла на руке спутника. Он подхватил ее на руки.
- Адрес, сударыня, иначе Новый год Вы проведете под открытым небом.
- Вот и Ваша квартира, гости заждались, наверное, - сказал молодой человек, опуская девушку на лестничную площадку, и нажал на дверной звонок. Дверь тут открылась.
- Мама, наконец-то, я уже собирался тебя идти встречать. А почему ты хромаешь? С тобой вс6е в порядке? - без остановки задавал вопросы очень похожий на девушку черноглазый мальчишка.
- Со мной все в порядке, возьми мое пальто, просто немного поскользнулась, а этот дядя помог мне дойти. Извините, я задержала, Вас, наверное, ждут. Не знаю даже, как Вас зовут...

- Феликс. А Вас?
- Татьяна. Спасибо, Феликс, и счастливого Вам Нового года. До свидания.
Дверь закрылась. «Неужели так бывает, простая случайность, а во мне как будто все перевернулось, не смогу ее забыть, не хочу ее забывать», - думал Феликс, медленно идя к машине.
Таня стояла на кухне и смотрела в окно. «Кто он? Почему так забилось сердце, а я ведь даже забыла, где оно находиться? Нет, это наивные глупости, просто празднично-лирическое настроение и вечное ожидание чуда в Новогоднюю ночь. Но мне уже 30 лет, у меня «взрослый» сын, пора перестать верить в сказки, чудес не бывает. Все, пора накрывать стол».

- Мам, а где торт? - голос сына прервал ее из невеселые мысли.
- Понимаешь, Толечка, торту сегодня повезло меньше, чем мне, его не удалось спасти. Но у нас на сладкое будет много-много шоколадных конфет.
- Хорошо, конфеты если их много спасают положение. Давай я помогу тебе накрыть стол, а ты поменьше ходи, садись, я тебе расскажу, какую классную горку мы с ребятами сегодня соорудили за домом.
В суете и разговорах прошли несколько часов. И вот все готово к встрече Нового года.

- Бедный Ипполит, мама, давай, что-нибудь другое смотреть.
- Хорошо, поищи, может «Аншлаг», - Таня старалась поудобнее разместиться на диване, нога все еще ныла.
Раздался звонок в дверь. Татьяна посмотрела на часы. «11.00, кто мог заблудиться в это время, когда все сидят за столом».
- Мам, может это Дед Мороз? - с надеждой в голосе спросил сын и побежал открывать дверь. Через минуту раздался восторженный возглас из коридора.
- Ух, ты, ну и собака!
- Собака? Осторожней! - Таня мигом вскочила с дивана, не обращая внимания на ногу, влетела в коридор и застыла от удивления. В дверях стоял Феликс с огромной плюшевой собакой, тортом и каким-то пакетом.

- Ну, как похож я на Деда Мороза? - весело спросил он.
- Похож, похож, - радостно крикнул Толик.
- Что Вы тут делаете? - поинтересовалась Татьяна.
- Встречаю Новый год или мне его встречать под Вашей дверью? - закрывая за собой дверь, ответил нежданный гость и вручил игрушку радостному мальчишке. - Торт к столу, компенсация за потерянный.
- Не стоило так беспокоится, мы смирились с этой потерей. Странно, но Вы совершенно не похожи на человека, которому негде и не с кем встречать Новый год. Хотя, конечно, мы не станем выгонять Вас на мороз, проходите, - неуверенно произнесла хозяйка.

- Спасибо, - вешая куртку и проходя в зал, сказал Феликс –просто я решил встретить Новый год там, где мне больше всего хотелось. Анатоль, как на счет тарелки и вилки?
- Я мигом.
- Знаете, с Вашей самоуверенностью не соскучишься, - наполняя тарелки салатами, прокомментировала Татьяна. Такого поворота событий она не ожидала.
- А что у вас в пакете?- полюбопытствовал Толик.
- Через пол часа пойдем запускать ракеты, будет настоящий салют, - ответил Феликс, доставая из пакета бутылку Шампанского. - Президент уже намекает с экрана, что пора встречать Новый год, подавайте бокалы…
- С Новым годом! Счастья и любви! А Вы, Таня, верите в любовь с первого взгляда? - внимательно смотря в глаза девушке, спросил Феликс.
- Может быть, но большие сомнения на счет счастья, - печально улыбнулась в ответ Татьяна.
- Тогда, за счастье без сомнения!
«Почему с ним так спокойно, что даже готова поверить в эти сказочные слова?» - подумала под звон бокалов Таня.
- Может уже пора делать салют? - с надеждой в голосе спросил у Феликса мальчик.
- Конечно, идем.
- Ура!
И через 5 минут Татьяна увидела, как веселая парочка суетилась во дворе, устанавливая и поджигая ракеты. Ракеты с воем взлетали и с неба сыпались разноцветные звезды. Когда мужчины явились домой, их уже ждал горячий чай.

- Мам, ты видела, это даже лучше салют, чем по телевизору показывают, - счастью, и радости Толика не было придела.
- Раздевайтесь, салютмэны, пойдемте пить чай с тортом.
В углу елка мигала фонариками, по телевизору шла новогодняя «Золушка», на диване мирно посапывал уставший мальчуган, улыбаясь во сне.

- Танюшка, я приглашаю тебя на танец.
Она протянула ему свои руки. «Я верю тебе», - читал Он в ее глазах.
«Не бойся, я с тобой», - отвечали его глаза. Большие сильные руки заключили в свои объятия хрупкую девушку, защищая ее от всех бед и ненастий этого мира. Поцелуй, это был самый нежный поцелуй, который длился вечность, вечность длинною в жизнь. Нужны ли слова, когда губы коснулись сердец, и сердце Снежной королевы оттаяло. Это была судьба. Фортуна улыбнулась в эту снежную сказочную ночь и подарила двум ищущим любовь друг друга.

Наверное, это было бы сказочно банально, сказать - они не разлучались ни на один день, и всегда были вместе. И счастье их было бесконечным. А в жизни, пока еще надеюсь, что, как и в сказке. Какая была бы скучная жизнь, если кругом были одни прагматики, и все шло по правилам жизни, не имея исключений. Тогда не стоило бы жить в этой «Матрице», где все запрограммировано. Мечтать, любить и быть счастливыми вот смысл жизни!

 
_МаРтИнИ_Дата: Понедельник, 2007-12-17, 11:48:53 | Сообщение # 82
Приходит почеркать
Группа: Пользователи
Сообщений: 40
Статус: Offline
Новогодняя быль

Алька вернулась с работы в три часа дня. Настроение прекрасное! На улице снежок!
Вспомнился стишок из детства, который Алька напевала всю дорогу, когда шла домой:

- Снег! Снежок! Снежочек!
Миленький дружочек...

По дороге домой она заскочила в магазин, накупила продуктов к праздничному столу. Неожиданно ей на глаза попался плюшевый медвежонок, который так был похож на того медвежонка - из детства, которого ей подарил Олег...

Мысли путались в голове Али: - Ах, не будем о грустном в канун Нового года. Как говорит папа: - Человек должен уметь сам себе создавать настроение!

Её лучшая подруга, Наташа, звала Альку к себе домой - встречать Новый год в кругу семьи. Но как Алька к ней пойдёт? У Наташи муж, двое очаровательных детей, а она одинокая.

- Зачем мешать её дружной семье, - думала Алька. И, не задумываясь, Алька выпалила подруге: - Буду дома, сама, но понимаешь, я так решила.

А вот сейчас, держа в руках плюшевого медвежонка, она сразу же мыслями погрузилась в то далёкое и такое близкое детство...

Училась Аля хорошо, можно сказать, отлично. День за днём, новый класс, новые предметы, и вот тебе уже 8, 9, 10 лет. В седьмом классе у них появился "новенький". Звали его Олег. И почему-то Дарья Михайловна, классный руководитель, решила посадить этого мальчика за одну парту с Алькой. Какое-то непонятное чувство вызывал у неё этот "новенький" мальчик: беспокойство или тревогу...

Спустя некоторое время они подружились. Шли годы, вместе с Олегом они пережили насмешки и дразнилки одноклассников:
- Тили-тили тесто!
Жених и невеста!

Вот и десятый класс, и никто в школе не сомневался в любви Олега и Али. Аля очень сильно повзрослела, и все, кто знали её, так и говорили: - Ты стала такой красивой, прямо распустилась, как Аленький цветочек. Олег её так и называл: - Мой Аленький.

Их давно все поженили, и даже учителя спрашивали: - Ну, на свадьбу-то позовёте?

Але исполнилось 16 лет. Было много цветов и подарков, но один был самым дорогим... Это был плюшевый медвежонок, которого ей подарил Олег. Медвежонок был таким симпатичным, с маленькими чёрненькими глазками и смешным кривым ротиком. Неужели хоть кто-то понимает, что она всё ещё маленькая девочка и хоть иногда ей хочется поиграться украдкой с игрушками, а теперь у неё есть такая славная и забавная, как эта...

Аля поступила в Университет на филологический факультет, а Олега забрали в Армию. Служил он в Германии. Сколько же писем она ему написала, и сколько он ей в ответ. Письма приходили каждый день, и Алька бережно их складывала и пронумеровывала: 121, 122, 123...
Мама с папой смеялись над ними: - Есть ещё на свете такие Тристан и Изольда...

Неожиданно Олег приехал в отпуск. Она помнит, как они гуляли по Набережной и вдруг он взял Альку за талию, крепко прижал к себе и сказал:
- Аленький, милая моя, я очень тебя люблю, но у меня такое чувство, что ты моей не будешь.
- Как же так Олежек!? Ведь я так много лет жду этого дня. И как тебе такое в голову пришло? - сердито ответила Аля.

Десять дней отпуска пронеслись, как одно мгновение.
- Но почему вот так всегда в жизни происходит, как что-то неинтересное и обыденное, так тянется и тянется, а как что-то хорошее и волнующее, так пролетает так быстро, - думала Аля, которая никак не могла отойти от такого тяжёлого расставания с Олегом. Аля плакала, Олег тоже не выдержал и заплакал, а его мама смеялась: - Ну, глупенькие, ведь осталось-то ждать всего три месяца, больше ведь прошло.

Неделю Алька просидела дома за дневниковыми записями: "Олежек, солнышко моё родное, как я тебя люблю! Ты один, единственный на всю жизнь!"
Но неделя прошла, ей позвонила Наташа и пригласила Алю к себе домой на день рождения.

Игоря Аля заметила сразу, и подумала: - Да, такой парень красивый, с большими карими глазами и чёрными вьющимися волосами, умный, весельчак, в центре внимания... вскружит голову, пожалуй, ни одной девчонке.

А он так и сделал - вскружил голову, да и не только Але, но и маме, и бабушке с дедушкой. Казалось, в него влюбилась вся семья, только один папа отмалчивался.
А мама говорила Альке: - Ну, что Олег? Чего ты переживаешь? Была любовь, с кем ни бывает? Ему ещё учиться нужно. Сколько ждать придётся? А Игорь "мореходку" закончил, в рейс собирается, с ним не только весело, но и надёжно.
И Алька не выдержала, поддалась... Закрутился роман, в мае сыграли свадьбу, затем Игорь сразу же ушёл в рейс.

А в июне вернулся домой Олег. Их встреча была недолгой. Олег всё время опускал глаза вниз, почему-то считая виновным во всём себя: - Не уберёг, не смог, другой оказался красивей, лучше, умнее. Прости меня, Алька, за всё прости.

Але трудно было подобрать слова утешения, да и нужно ли? Она шла по привычной дороге от его дома к своему, тёплый летний ветерок обволакивал всё её заплаканное лицо...

Олег уехал на Север, на заработки, как говорили Альке их общие друзья и знакомые. Прошло десять лет, а Аля так ничего о нём и не знала, да и никто из знакомых ничего о нём не знал, как в воду канул. Родители Олега переехали на другую квартиру, тревожить их Але не хотелось. Наверняка, у Олега давно семья, дети, зачем ворошить старое...

С Игорем у Али жизнь, как говорится, не сложилась: он оказался симпатичным и приличным "бабником". Больше всего на свете, она не любила, когда ей врут. И когда в очередной раз он явился домой пьяный, а на вороте рубашки были явные остатки губной помады и при этом он рьяно доказывал, что был в гостях у старого приятеля, с которым они не виделись со школьных времён, Аля не выдержала и вытолкала его за дверь, на этот раз навсегда. Через некоторое время состоялся суд. На суде Игорь рассказывал о своей любви к Але, обвинял во всём Алину мать, которая вмешивалась в их семейную жизнь... К радости Али, ему никто не поверил, и так как детей у них не было - прожили-то они всего ничего - полгода, имущества совместного не нажили - и поэтому развели их быстро.

А после суда он пригласил Алю в "кабак" - отметить обретённую свободу, и когда она отказалась, он ответил ей очень грубо:
- Ну, и дура же ты! Начиталась своих книжек, принцесса! Жизнь - это не красивый роман, запомни, и нужно уметь закрывать глаза на некоторые вещи!
Аля ничего не ответила, она даже не обиделась, потому что этот чужой человек давно перестал её интересовать.

Так и пролетели все эти долгие десять лет. Были короткие встречи и непродолжительные романы, но все герои оказались "героями не её романа". Смирившись со своей участью, Алька увлеклась театром. Вначале это было лёгкое увлечение в театральном кружке, потом её заметил один режиссёр, пригласил на роль, потом была ещё одна роль, другая. Кроме этого, у Альки был прекрасный голос с серебристым тембром. И потому Аля очень быстро превратилась в ведущую актрису Музыкального театра.

А сегодня она играла в спектакле для детей Снегурочку. Как же она любила этого непосредственного доброго и искреннего маленького зрителя! Несмотря на то, что Аля получила такой прекрасный положительный заряд от самого благодарного зрителя, но всё равно после игры на сцене, всегда чувствуешь бешеную усталость, и поэтому Аля сама не заметила, как уснула.

Разбудил её неожиданный телефонный звонок. Она взглянула на часы - 9 часов вечера.
- Ну, я и сплю, так ведь можно весь Новый год проспать, - отчитывающим себя саму голосом пробурчала сонная Алька, и взяла трубку телефона:
- Ало, я вас слушаю!
- Здравствуйте! Деда Мороза вызывали?
- Да какого Деда Мороза? По какому номеру вы звоните? - Аля бросила трубку. Почему-то сжалось сердце: голос показался таким знакомым. - Это голос из детства, - скользнула мысль. Но хлопоты приготовления праздничного стола перемешали все её мысли, вот уже и "Голубой Огонёк" начался. - Как всё-таки здорово, что я решила праздновать этот Новый год впервые одна!- думала Алька, наливая себе в бокал "Шампанского".

В квартире раздался звонок.
- Ну, кто там ещё? Неужели кто-то из жалости решил меня навестить. А время-то - без пяти двенадцать. Ну, шутники, - не переставала бубнеть себе под нос Алька. Она почему-то схватила плюшевого медвежонка и пошла открывать дверь.
- Деда Мороза вызывали? - выпалил мужчина в костюме Деда Мороза. Алька хотела нагрубить этому наглому дяденьке, но что-то её остановило. Его глаза... Они светились такой радостью.
- Вы знаете, Вы, наверное, меня с кем-то перепутали, - отвечала ему смущённая произошедшим Аля.
Неожиданно он снял шапку и бороду.
Нет! Этого не может быть!
В глазах у Альки потемнело. На пороге стоял он - её единственный, любимый, родной и такой долгожданный... Олег.
- Ну, здравствуй, Алечка! Наконец-то Дед Мороз нашёл свою Снегурочку!
Аля вскрикнула и бросилась к нему в объятия:
- Теперь я тебя никогда и никуда не отпущу! Слёзы радости залили лица обоих. Он целовал её заплаканное лицо и, казалось, что не было всех переживаний, не было столь долгих лет разлуки...
Из комнаты донёсся бой Курантов.
И Алька прошептала:
- Олежек, любимый, я поздравляю тебя с Новым годом!!! Это лучший Новый год в моей жизни!
- В нашей, Аленький, жизни, - нежно поправил её Олег.

 
_МаРтИнИ_Дата: Среда, 2007-12-26, 9:46:41 | Сообщение # 83
Приходит почеркать
Группа: Пользователи
Сообщений: 40
Статус: Offline
Солнечный зайчик

Я врач-реаниматолог травматологического отделения "Склифа", в своей жизни видел очень многое: смерть и слезы, радость и отчаяние, гнев и угрозы, но этот февральский день я запомнил на всю жизнь...

Вечером "скорая" привезла женщину: она попала в автомобильную аварию. Ее состояние было очень тяжелым, множественные переломы, порезы битым стеклом, большая кровопотеря, но особенно сильно пострадали почки. На вид женщине было чуть больше тридцати, красивая, с длинными светлыми волосами и голубыми глазами.

Я редко испытываю к своим пациентам какие-то чувства: мне нельзя отвлекаться, ведь это работа, личным ощущениям здесь не место, но эта женщина мне понравилась. Я ловил себя на мысли, что она хороша, что в ней есть какая-то неуловимая женская привлекательность, изюминка, которую мы, мужчины, любим в женщинах.

Операция прошла успешно, угроза жизни миновала. Женщина осталась лежать под аппаратом, который контролировал ее дыхание и работу сердца. Обычно я не интересуюсь кто мой пациент - какая разница? Главное - это человек. В этот раз я почему-то спросил у медсестры, есть ли данные по этой женщине. Узнал, что зовут ее Зоя, не знаю почему, но мысленно я назвал ее Зайкой. Было уже около трех часов ночи, я чувствовал себя смертельно уставшим и прилег в каморке на кушетке. Сколько я спал - не знаю, мне показалось, что всего мгновение. Сквозь сон я услышал голоса, которые были сначала приглушенными, но потом тональность стала нарастать. Я с трудом открыл глаза, поднялся с кушетки, выглянул за дверь.

В конце коридора я увидел странную картину: медсестра, активно жестикулируя, с резким шепотом выталкивала в дверь какого-то мужчину. Он стоял как вкопанный, не двигаясь назад, и о чем-то просил ее. Я подошел к этой странной паре.
- Как Вы сюда попали? Немедленно уйдите! - шипела сестра.
- Девушка, милая, - молил мужчина. - Я прошу Вас, только одним глазком. Что с ней? Она жива?
- Я сейчас вызову охрану, - не унималась сестра.
- Кто Вы? Как Вы сюда попали? - спросил я.

Мужчина взглянул на меня. На вид ему было около пятидесяти. Он был чуть выше среднего роста, достаточно крепко сложен, в волосах седина. Но больше всего меня поразили его глаза. В них были и боль, и отчаяние и решимость. Я понял, скорее даже - почувствовал, что он никуда не уйдет, пока не получит то, ради чего он пришел сюда.
- Доктор, она жива?
- Кто? - спросил я, хотя сразу понял о ком идет речь, и тут же ответил: - Жива.
Минуту мы молча смотрели друг на друга. Я вдруг заметил, что в глазах его стоят слезы, он резко взмахнул головой, словно ему стало стыдно за свою слабость.
- Доктор, насколько тяжело ее состояние?
- Сейчас сказать трудно. Надеюсь, что худшее уже позади.
- Могу я увидеть ее?
- Нет, это исключено. Утром придете и получите информацию о ее здоровье.
- Доктор, я никуда не уйду. Я должен быть рядом с ней.

Я поймал его взгляд: его глаза горели такой неистовой решимостью, граничащей с безумием, что мне стало не по себе. Я растерялся: что делать? Еще не хватало здесь шума и драки. Пока прибудет охрана, бог весть, что он тут успеет натворить. Я попытался успокоить его:
- Уважаемый, не знаю как Вас, я прошу, идите, пожалуйста, домой. Я готов встретиться с Вами утром и обо всем поговорить.
- Доктор, я должен увидеть ее. Я заплачу любые деньги.
- Ну-у, - протянул я. - Все, разговор окончен, я вызываю охрану.
Он дернулся и схватил меня за плечи:
- Простите. Я... я... я не знаю что говорю. Если надо, я готов выполнить здесь любую работу, помыть полы, туалеты, только бы хоть одним глазом взглянуть на нее.
- Я не имею права. Поймите, здесь у нас тяжелобольные, им нужен покой. Своим поведением вы только навредите ей.
- Я прошу Вас, - тихо произнес он. Его глаза потухли, и теперь в них было только одно отчаяние.

Не знаю почему, но я вдруг почувствовал уважение к этому человеку, к его боли, к его страданию.
- Только пять секунд, обещайте мне.
- Я обещаю, - он сбросил на пол свою дубленку, я протянул ему халат.
Мы подошли к окну ее палаты: она лежала неподвижно. Мягкий притушенный свет падал на ее лицо. В эту минуту я пожалел, что я не был художником: я мог бы написать ее портрет. Мужчина стоял неподвижно, прижавшись лицом к стеклу. Казалось, что самого его здесь нет, что передо мной только его телесная оболочка, а сам он там, возле нее. Я тронул его за плечо, он обернулся: по его щекам текли слезы, сейчас он их не стеснялся. В его глазах было столько света и любви, столько в них было щемящей душу теплоты и нежности, что я почувствовал, как комок подкатывает к моему горлу. Он снова повернулся к окну. Его губы шептали: "Зайка моя, солнышко мое, единственная моя..." Я поймал себя на мысли, что тоже назвал эту женщину Зайкой. Но так, как произносил это имя он, с такой любовью и нежностью, я никогда бы не смог повторить.

Я провел его в свою комнату и усадил на кушетку, вынул из шкафа банку со спиртом и налил ему в стакан. Он выпил залпом, и как мне показалось, даже не понял, что пьет.
- Простите, - почему-то сказал я, словно был в чем-то виноват.
- Что Вы, - глухо ответил он. - Это Вы меня простите.
- Что я могу для Вас сделать?
Он улыбнулся мягкой улыбкой: - Не для меня. Для нее. Сделайте все, что можно, лишь бы она была жива.
- Я сделал все, что мог. У нее серьезные травмы, но, я уверяю Вас, мы стабилизировали ее состояние. Сейчас ей нужен отдых. Возможно, будут еще операции: у нее повреждены почки.

Он вздрогнул.
- Ее жизнь все еще в опасности?
- Я не могу ничего гарантировать. Но, я уверяю Вас, что не отойду от нее, пока ее жизни будет что-то угрожать и сделаю все от меня зависящее.
- Спасибо. Я верю Вам.
Я налил еще спирта, и он начал рассказывать:
- Это началось почти пять лет тому назад, я тогда работал в одной конторе компьютерщиком. Мы искали товароведа, и Зайка пришла к нам по объявлению. У нее был небольшой стаж работы и мало опыта, но шеф просто растаял от нее: она могла очаровать любого мужчину.

Поначалу мы общались редко, от силы пару раз в месяц я приходил в кабинет, где она работала вместе с другими товароведами и кладовщиками, чтобы установить или настроить какую-нибудь программу. В их кабинете всегда было весело, там царила какая-то радужная обстановка, там никогда нельзя было увидеть смурых лиц. Зайка всегда словно светилась каким-то искрящимся, озорным, но в то же время добрым и теплым светом, ее улыбка была такая чистая и светлая, а из голубых глаз словно брызгали озорные искорки. Мысленно я стал называть ее Солнечным Зайчиком: она действительная была словно соткана из солнечных лучей. Я стал замечать, что стараюсь заходить к ним чаще, что думаю о ней, что иду на работу только с одной мыслью: увидеть ее.

Он помолчал, собрался с мыслями, и продолжил:
- Наступил ее день рождения. В тот день Зайка пришла особенно красивая. Нет, я не прав, она просто не могла быть некрасивой. Но в тот день к нам в офис вошло солнышко. Она вся светилась, и можно было ослепнуть от ее лучей. Наконец, настал вечер, мы собрались за столом, налили шампанского. У меня было приготовлено тайное оружие, которым я надеялся очаровать Зайку: я привез гитару. Когда все уже достаточно набрались, я достал ее и стал петь. Я пел для нее, только для нее: "Очарована, околдована, с ветром в поле когда-то повенчана..." Для меня больше никого не существовало вокруг, весь мир сосредоточился в ее глазах. Я пел и смотрел в ее волшебные глаза, ради этих глаз в те минуты я бы отдал свою жизнь.

В тот вечер я поехал проводить ее домой. Зайка сидела рядом на сиденье, она была чуть пьяна. Мы перекидывались ничего не значащими фразами, шутками. Я вдыхал ее чарующий аромат, и всякий раз, когда я, переключая скорость, случайно касался ее ноги, меня словно пронзало током, к горлу подкатывал сладкий комок желания. Да, я безумно желал эту женщину. Может быть, это прозвучит банально, но как поется в той арии: "Я душу дьяволу продам за ночь с тобой". Я бы - продал.

Когда я остановил машину рядом с ее домом, было около полуночи. Она пошутила насчет того, что немножко перебрала, потом вдруг подняла на меня свои голубые глаза и тихо сказала: "Проводи меня, уже поздно. Вдруг по дороге кто-нибудь обидит одинокую девочку". Она взяла меня под руку, и мы вместе подошли к ее подъезду. Я хотел что-то сказать, но во рту вдруг все пересохло, язык словно прилип к небу. Она остановилась, повернулась ко мне и заглянула в мои глаза. Я стоял словно истукан, не в силах что-то сказать, в голове все кружилось. "Пойдем ко мне", - вдруг сказала она. Ничего не соображая, на ватных ногах, я вошел вслед за ней в подъезд, мое сердце готово было выпрыгнуть из груди. Она опередила мой вопрос: "Дома никого нет: муж на работе, а Юля на даче у бабушки".

Это была безумная ночь, от такого счастья можно было действительно сойти с ума. Я далеко не пуританин, но такого урагана, такого цунами страсти и счастья я не испытывал никогда в своей жизни. Я целовал каждую ее клеточку, каждый волосок, каждый ее ноготок, я захлебывался от желания. В тот миг я молил бога, чтобы эта ночь никогда в жизни не закончилась или чтобы он послал мне смерть на пике блаженства. Но ночь прошла, и я остался жив. Не помню, что я тогда врал дома, с женой были не самые лучшие отношения, и она уехала к матери. С тех пор для меня больше никого не существовало в мире, кроме Зайки. Жизнь разделилась на трехдневки: ее муж работал администратором в каком-то элитном отеле сутки через трое, и этот день его работы становился ночью нашего счастья. Я украдкой пробирался к ее квартире, тихонько открывал незапертую дверь, а на пороге меня ждала моя богиня, мое счастье, моя радость. Я подхватывал ее на руки, целовал, кружил, а потом была безумная ночь любви. Обессилев под утро, она роняла свою прелестную головку на мою грудь и безмятежно засыпала ангельским сном, рассыпав свои светлые волосы по моему лицу. Я лежал неподвижно, стараясь дышать через раз, чтобы не потревожить ее трепетный сон, целовал губами ее волшебные волосы, вдыхал пьянящий аромат ее тела, гладил ее нежную шелковистую кожу. Я сжимал Зайку в своих объятиях и боялся закрыть глаза, чтобы не упустить своего счастья. Я слышал, как бьется ее сердце, как волнительно поднимается от дыхания ее грудь. Меня накрывала волна безмерного, неземного блаженства, которое, наверное, бывает только в раю.

Он вдруг закашлялся. Замер.
- Простите. Я не должен был этого говорить. Простите мою несдержанность.
Я молчал, не в силах произнести ни слова. В этот миг я почувствовал, что безумно завидую этому человеку, его страсти, его любви. Боже, я даже не представлял, что можно так любить.
- Вы не сказали ничего дурного, Вам не в чем извиняться. Я могу только завидовать такой любви.
Ободренный, он продолжил рассказ:
Зайка любила меня, я знал это, я чувствовал это, я пользовался этим. Однажды я серьезно заболел: воспаление легких. Состояние было очень тяжелым, жизнь висела на волоске. Когда я очнулся в больнице, первым, кого я увидел, был мой Солнечный Зайчик: она взяла отгулы на работе и ухаживала за мной, что она врала мужу - не знаю. Она давала мне лекарства, кормила и поила меня из ложечки, звала медсестру и врача, когда мне было совсем плохо. Наверное, без ее любви, без ее заботы, без ее тепла и нежности, я бы не выжил.

Он зашагал по комнате.
- Вы знаете, там, в больнице, где я лежал, один аспирант собирал данные для своей диссертации. Тема была связана с заболеваниями почек, и он готовил труд о совместимости почек при пересадке. Я мало что понимаю, единственное что запомнил, что существуют двенадцать показателей совместимости донорских почек. По-моему, совпадений должно быть не менее девяти, для того чтобы почка не была отторгнута организмом. Мы с Зайкой согласились принять участие в сборе информации. Вы представляете, у нас оказалось одиннадцать совпадений, аспирант сказал, что такого не бывает даже у близких родственников. Зайка тогда тихо сказала: "Знаешь, если, не дай бог, такое случится, я отдам тебе свою почку". Я хмыкнул: Да ну тебя, типун тебе на язык, ты не нужна мне частями, ты нужна мне только целиком. В ту минуту я бы сам всего себя отдал частями, кусками за ее жизнь.

Дверь нашей комнаты неожиданно раскрылась, на пороге стояла медсестра:
- Игорь, звонил Владимир Николаевич, он идет к нам. Смотри, могут быть неприятности.
- Хорошо, я разберусь, - ответил я. - Выходить уже поздно, останьтесь пока здесь, - обратился я к мужчине. - Я думаю, он ненадолго, а потом я провожу Вас.

Я вышел в коридор, плотно прикрыв за собой дверь: в отделение вошел профессор.
- Ну, что ангелы-хранители, как тут у нас?
- Все в норме, Владимир Николаевич.
Он подошел к стеклу палаты моей больной.
- Красивая женщина. Жаль, не повезло...
- Ну, что Вы, Владимир Николаевич, все нормально, она еще бегать будет.
- Бегать-то, может и будет. С костями, по-моему, особых проблем нет. А вот с почками...
- Но, Владимир Николаевич... - я покосился на дверь своей комнаты.
- Да-да, ты прав, мы, конечно, поставим ее на очередь за донорской почкой. Но, ты прекрасно знаешь, ее можно ждать годами.

Я не мистик, но в тот момент мне показалась, что она как будто услышала наш разговор, по ее лицу скользнула гримаса, и в тот же миг запищал датчик, сигнализирующий остановку сердца, мы бросились в палату. Ее лицо стало смертельно бледным. Мои руки дрожали, я готов был разревется, как ребенок, но нельзя было терять ни секунды. Сердце не работало, я стал руками массировать ее грудную клетку. Ну, же дыши, дыши, Зайка! Каждый раз, поднимая голову, я смотрел на ее красивое лицо и молил бога помочь нам. Я почувствовал, что люблю эту незнакомую мне женщину, историю любви которой я только что узнал. Мне вдруг показалось, что это был я, что это со мной все произошло, что это я любил и безумно люблю эту женщину, которая стала мне в этот миг дороже всего на свете. Неожиданно мне показалось, что словно кто-то невидимый, неуловимый присутствует здесь, рядом с нами, что он помогает нам спасти ее, держит в своих ладонях ее руки, целует ее губы. Это он силой своей любви, своим теплом не дает уйти ее душе, он держит ее на этом свете. Мне показалось, как будто солнечный зайчик пробежал по стене.
- Есть пульс, - где-то в стороне услышал я голос.

Мои руки словно окаменели и профессор чуть ли не силой оттащил меня от нее. Я вышел из операционной, голова кружилась, я был словно в тумане. Вдруг меня словно ударило током, я резко обернулся на свою каморку: дверь была полуоткрыта. Я медленно подошел к двери и открыл ее. Мужчина полулежал на кушетке, голова упала на его руки. На мгновение я оцепенел, не в силах поверить в случившееся. Я подошел к нему и приподнял его голову, он медленно завалился набок. В груди, в сердце торчал медицинский скальпель, в своих пальцах он сжимал ее фотографию. На столе лежали записка, написанная резким, скачущим почерком: "В моей смерти прошу никого не винить. Я добровольно принял это решение в состоянии полного разума и ответственности. Мои внутренние органы, особенно почки, прошу (зачеркнуто, исправлено на "требую") использовать для спасения умирающей. Это моя последняя воля. Прошу исполнить ее неукоснительно. Я верю (подчеркнуто), что вы спасете ее. Я МОЛЮ ТЕБЯ, ЖИВИ! Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, МОЙ СОЛНЕЧНЫЙ ЗАЙЧИК!"

Уже потом меня заставляли писать объяснительную записку, приезжала милиция. Меня еще долго таскали в милицейские органы, требовали разных объяснений. Но все это было потом. Самое главное - операция по пересадке почек прошла успешно, Зайка осталась жива...

 
_МаРтИнИ_Дата: Среда, 2007-12-26, 9:47:19 | Сообщение # 84
Приходит почеркать
Группа: Пользователи
Сообщений: 40
Статус: Offline
Кошка

И чего Он вцепился в этого кота? Точнее в кошку... Она забрала все вещи, даже которые они покупали вместе, даже вазу - мамин подарок на месяц совместной жизни ... и Он молчал....но когда Она протянула руку к пушистому комочку на кресле, Он сказал ехидным голосом (откуда только взялись эти интонации?), что, мол, кошка куплена на Его деньги, а, следовательно, является Его собственностью, и выносить эту собственность из своей квартиры Он категорически Ей запрещает...

Кошку эту Она купила у какой-то старухи...

Старуха была грязная и неопрятная. К тому же явно пьяная. Она стояла у моста и хватала проходящих людей за руки. Некоторые молча шарахались в сторону, украдкой вытирая руки об одежду, некоторые говорили старухе пару ласковых, и та шарахалась от них сама. К груди старуха прижимала что-то маленькое и живое. Они подошли к мосту и бомжиха с надеждой посмотрела на молодую пару. В ее грязных и потрескавшихся от такой жизни руках сидел котенок. Маленький и тощий. Он жалобно раскрывал розовый рот.

Она, естественно, обернулась к Нему...

Был солнечный день, в лужах плавали желтые и красные листья, и небо было таким бездонным и ярко-синим, каким бывает только поздней осенью. ОНА распахнула пальто и бережно прижала маленький пушистый комочек к груди... Ее огромные зеленые глаза смотрели на Него с такой благодарностью... Потом они долго бродили по Городу, заходя иногда в кафе или пиццерии, и, смеясь, кормили котенка колетами из гамбургеров....

***

Кошка мягко спрыгнула с подоконника и потянулась... она была уже совсем непохожа на то маленькое недоразумение, которое они притащили домой в этот памятный день. Он протянул руку и почесал ей за ушком... Звонок в дверь оторвал его от воспоминаний. Он встал с кресла и с удивлением увидел, что кошка уже сидит у двери. Она вообще редко подходила к двери... только когда Он приходил домой, она всегда ждала его в прихожей...

Он протянул руку к замку, и кошка требовательно боднула Его головой. Дернув в сторону язычок замка, Он присел над кошкой. Тишина заставила Его поднять голову. На пороге стояла Она....

***

Долгие секунды Он смотрел на нее снизу вверх. Поймав себя на мысли, что изучает Ее лицо как в тот памятный вечер. Воспоминания, которые Он, казалось, пережил, вновь захлестнули Его душу. Пауза затягивалась. Он кивнул головой, приглашая войти.

"Зачем Она пришла?.. Неужели?.. Нет, - горько усмехнулся Он - Исключено."

- Чему ты улыбаешься? - неожиданно громко спросила Она.

Он вздрогнул, ...какой бессмысленный, но в то же время милый вопрос.....

- Зачем ты пришла? - тихо спросил Он

- Почему ты спрашиваешь?

Он резко поднялся. Она отшатнулась. Вдруг, разорвав эту мучительно долгую паузу, разбив тишину на мелкие-мелкие осколки, оглушительно заверещал телефон... Оба вздрогнули. Резким движением Он схватил трубку. В трубке был слышен чей-то тихий голос. Голос говорил быстрые слова, но на Его лице отражалась лишь усталость, и Она с удивлением отметила, что Он изменился. Изменилась Его манера общения по телефону.

- Нет, не сейчас...

В трубке послышались высокие ноты, и Ей показалось, что Он вздрогнул.

- Да. Хорошо. Приеду.

Положив трубку, Он замолчал, глядя на телефон.

Свет от фонарей падал на мокрый асфальт, и от этого становилось еще более зябко. Он машинально шагал через лужи. Поднятый воротник не спасал от влажного и какого-то липкого осеннего воздуха. Жаль, что зазвонил телефон. Возможно, Она осталась бы. Хотя нет. Бред. Она бы тихо подошла к Нему сзади и, обняв за плечи, прильнула бы всем своим хрупким телом к Его спине. А Он обернулся бы и, взяв Ее лицо в свои ладони, нежно коснулся губами ресниц, лба. А кошка сидела бы на спинке кресла и щурила на людей свои зеленые глаза.

 
_МаРтИнИ_Дата: Среда, 2007-12-26, 9:47:56 | Сообщение # 85
Приходит почеркать
Группа: Пользователи
Сообщений: 40
Статус: Offline
Вся жизнь минус два часа

За окном тихо растворялась зима. Нездоровое солнце восьми утра таяло в холодном славянском небе. По улице куда-то мчались, бампер к бамперу, автомобили, оставляя в зеркале заднего вида меня и мою жизнь. Я лежала у себя на диване и наблюдала за ними в отражении в люстре. Начинался очередной день из ромашковой гирлянды моей судьбы.

Кстати, я никогда не умела просыпаться в восемь часов утра. В неоновой пыли моих утренних сновидений он был самим собой. Он снился мне каждую ночь, и я все о нем знала. Знала, как вздрагивают от обиды его тонкие губы, как он смеется и грустит, знала, от какой шутки он улыбнется и на взгляд каких глаз обратит внимание. Я могла прочитать любую книгу и знать совершенно точно, на какой странице он ее захлопнет и бросит. Я помнила запах его волос. Даже то, что он забыл, потерял и выбросил из своей жизни, сохранилось в моей. Там, в этих снах, он предлагал мне уехать далеко-далеко и жить где-нибудь у ручья. Я соглашалась и обещала умереть в один день. Получалось натурально. Так - планомерно, параллельно - мы проживали наши жизни, фактически не существуя друг для друг. Но это не мешало ему сниться мне каждую ночь.

Поэтому я никогда не умела просыпаться в восемь часов утра. Потому я всегда прятала свои сны под подушку и опаздывала в школу.

На часах было полдевятого. Я сидела на кухне и пила кофе. Передо мной лежал тетрадный листочек. Я всегда писала по утрам рассказы, чтобы было, что почитать вечером. Сегодня я начала так: "За окном растворялась зима.

Нездоровое солнце восьми утра таяло в холодном славянском небе". Дописывать было некогда. Листочек остался спокойно лежать на кухонном столе. В школу я отправилась пешком. Школа напоминала мне картонную коробку, до отказа набитую зефирными лицами и правильными, как кубики льда, мнениями. И все это упаковано в псевдоинтеллектуальную изысканность и украшено литературной мишурой. Одним словом, это было не то место, куда хочется ходить каждое утро.

Особенно сегодня. Сегодня было так приятно просто идти, дышать и глотать глазами весеннее небо. Не вспоминать о проблемах. Забыть о вчерашней ссоре с НИМ, о его глупости и моей ревности. Наверное, стоило позвонить и извиниться. Но я этого делать не стала. Я села на лавочку. Ко мне подсел молодой человек. Обычный парень с обычными глазами и обычной улыбкой. Мы познакомились. Чаще всего, когда меня переполняют мысли и ощущения, я не настроена на общение, особенно с незнакомцами. Но такие одноразовые разговоры на лавочке в сквере сводятся к монологу одного, другому достаточно понимающе улыбаться и вовремя кивать головой. Что я и делала, - а сама думала, как помириться с НИМ.

Молодой человек говорил о Набокове, весне, о своей любимой девушке, которая снится ему каждую ночь. Потом перешел на философские темы. Я решила, что лимит моего терпения исчерпан - он говорил уже полтора часа.

- Ты так спокойно рассуждаешь о смерти и говоришь, что ты ее не боишься. Но это не правда. Все боятся смерти. Даже преподаватели религии и философии, даже священники. Я тоже боюсь. Человеку очень трудно смириться с конечностью своего бытия, с тем, что его "Я" превратится в горстку праха…
- Ты не веришь в бессмертие? - спросил он спокойно.
- Верю. Для человека бессмертие - это возрождение в своем потомстве.
- Может быть. Но я все равно не боюсь смерти. Это же так глупо и просто: умереть. Мне, например, через пять минут переходить дорогу. Я стану переходить - а на меня несется автомобиль с неисправными тормозами. И тут вдруг девушка из моих снов крикнет: "Вернись!" Я остановлюсь, чтобы обернуться. Всего пять секунд - мгновенная смерть. Так просто и глупо… Но вовсе не страшно.

Я поняла, что мне попался очередной шизофреник с весенним обострением. Он собрался уходить. На прощание протянул какой-то тетрадный листочек: "Это тебе на память". И спокойно ушел, даже не обернувшись.

Но все-таки я не зря потратила два часа. Монотонное гудение этого типа помогло разрешить противоречие между любовью и гордостью. Я решила позвонить ЕМУ после школы и извиниться. Затем спокойно пошла к школе. Почему-то захотелось посмотреть на листочек, оставленный тем парнем. Там было всего две строчки. Две первые строчки рассказа, который я собиралась написать, чтобы было, что почитать вечером. Я все поняла. На часах было десять утра. Я обернулась и крикнула: "Вернись!". Он переходил дорогу. Раздался скрежет тормозов…

Я знала, что теперь научусь просыпаться в восемь утра. В перспективе у меня лежала вся жизнь. Вся жизнь - минус два часа.

 
_МаРтИнИ_Дата: Среда, 2007-12-26, 9:48:38 | Сообщение # 86
Приходит почеркать
Группа: Пользователи
Сообщений: 40
Статус: Offline
Параллели

…Когда она, улыбнувшись, оставила его, бойко перебирая ножками по асфальту, его посетило странное чувство. Странность его заключалась в том, что оно, это чувство, уже лет десять оставляло его в покое, выбирая кого-то другого и игнорируя одного из своих бывших фаворитов. Но, несмотря на временнyю дистанцию, он сразу же узнал его, и ему стало как-то не по себе.

ОНА
Ночь. Огоньки встречных машин и свет фонарей отражаются в каплях дождя. Капли мелкими ручейками медленно стекают по стеклу автомобиля. Тихо. Стук дождя по металлу да редкие всхлипывания проезжающих по лужам машин нарушают тишину уединения. В окнах домов, напротив, через улицу, горит свет, отражаясь в твоих глазах. Ты смотришь на меня. Твой взгляд физически ощутимо скользит по моей коже. Щекотно. Целуемся. Целоваться с тобой все равно, что летать. Обожаю. Наши руки встречаются и танцуют свой танец, лаская каждый пальчик, каждый ноготок. Они занимаются любовью, совершенно не обращая внимания на нас. Пусть так будет.

ОН
Была ночь. Теплая. Почти летняя. Дождь.… Не помню, как мы оказались там. Да это было и не важно. Просто пронеслось в голове: где мы? Так, из любопытства, наверное. Мы смотрели друг на друга весь предшествующий вечер, как бы испытывая на решимость. Мол, я-то в порядке, а вот ты, готова ли? Мы начали эту игру еще на улице, при свете дня. Все было так, как будто мы знали друг друга очень давно. Наши руки встретились при приветствии и уже не могли забыть об этом прикосновении. Они давно ждали его, они искали его, они грезили о нем…. Часть тела, с которой начинается путешествие в мир чувств и желаний. Этот путь бывает долог и извилист. Но сегодня наши руки не могли ждать. Сегодня или никогда…

В этом дурацком кафе не было официантов, и приходилось самому ходить к стойке, чтобы сделать заказ. При этом она вынуждено сидела одна, а он неромантично топтался в очереди: народу в этот вечер набилось немало. Он пытался делать ей на расстоянии разные знаки, дескать, не грусти, я быстро, однако она либо разговаривала с кем-то по мобильнику, либо делала вид, что поглощена своими мыслями, и не обращала на него никакого внимания.

ОНА
Ты тихо говоришь со мной. Ласковые слова, искренние признания, желания… Желание – оно накрывает нас своим душным, влажным покрывалом, обволакивает и притягивает друг к другу. Становится жарко. Плечи обнажаются. И уже не только взгляд балует кожу, но и губы жадно прикасаются и исследуют изгибы тела. Сладострастный язычок пробует на вкус складочку за ушком, ямочку возле шеи, нетерпеливо пролезает в щелочку чуть-чуть ниже. Невероятно возбуждает. Ноги непроизвольно раздвигаются. Мои руки ласкают мое тело и, даже через ткань брюк чувствуется пульсация моего нетерпения. Переплетение взглядов, переплетение рук. И уже твои руки продолжают испытывать чувствительность моего желания.

ОН
Ты была со вкусом одета, но мои глаза отказывались признавать наличие тщательно подобранных деталей. Мои глаза проникали сквозь покровы. Я видел гладкую кожу, трепетавшую под моими прикосновениями и жадно требовавшую новых. Изгибы тела, не желающие прятаться под чем бы то ни было, кроме ласк и поцелуев.

Не сказать, чтобы она сразу ему понравилась. Такой тип женщин как-то всегда оставлял его эмоциональную натуру спокойной. Если бы это был их первый контакт, он не придал бы ему значения и забыл бы о ней практически сразу же. К тому же в ее одежде была явная претензия на хай-лайф, а этого он не любил. Однако в тот момент все это было уже неважно, потому что были ее письма. Из-за них он думал о ней слишком часто, и думы эти не отличались целомудрием. И теперь ее внешность не имела для него большого значения. Ему казалось, что их связывают не два месяца бестолковой переписки, а какая-то общая тайна, разгадав которую они непременно будут вынуждены расстаться. Он не хотел этого. Во всяком случае, сейчас.

ОНА
Ткань брюк явно начинает раздражать. Скидываю. Прохлада сидения машины приятно прикасается ко мне. Еще приятнее прикосновение твоих рук, еще приятнее касания двух тел. Куда подевалась твоя одежда я, даже не заметила. Хочу, хочу, хочу… закричу, но твои рот накрывает мои губы и гасит еще не родившийся крик. Переплетение ног, слияние тел. Я переползаю к тебе на колени.

ОН
Мне не хочется спешить. Выпить тебя до дна, постепенно, не торопясь, растягивая это наслаждение тобою. Утонуть, раствориться друг в друге. Все началось с рук, ты помнишь, они все еще продолжают свой танец. Твои губы, нетерпеливые и жадные. Наша одежда, словно по волшебству, остается где-то в прошлом. Нет, никаких чудес. Наши движения то убыстряются, то наоборот, становятся медленными и плавными. Как будто мы хотим то проскочить что-то второстепенное, то сосредоточиться на главном.

Она любила шоколад. Во всяком случае, так она говорила. Но, похоже, это было, мягко говоря, небольшое преувеличение. Ее точеная фигурка наводила на мысли о тотальном и постоянном воздержании во всем. Ну, примерно так и вышло. Кстати, о ее фигуре можно было сказать много лестного. Несмотря на рождение двоих детей, она выглядела как девчонка. Рельефная упругая грудь, аккуратная попка, ничего лишнего. И если бы не прическа а-ля учительница средней школы в возрасте за сорок, то ей запросто можно было давать лет двадцать восемь.

ОНА
Ты ужасно горячий. Нет терпения, нет стыда, нет сомнений…. Нескромные взгляды из проезжающих мимо машин уже не смущают, а скорее придают некоторую пикантность происходящему. Хотя подумать об этом, нет времени. Скорее, скорее войди в меня. Хочу почувствовать жаркий стержень твоего желания, твоего нетерпения.

ОН
Шея. Здесь стоит задержаться, прежде чем спуститься ниже. Твои глаза так близко. Ты закрываешь их. Грудь. Мои губы нашли то, что искали. Набухшие соски. Ты даже не пытаешься их прикрыть, и они беззастенчиво рассматривают меня, немного удивленно, немного настороженно. Я знакомлюсь с каждым по очереди. Они заслуживают внимательного обхождения.

А еще были ее глаза.… Он узнал ее сразу, как только она вошла. Игра не вполне удалась. Он рассчитывал погадать, как она может выглядеть. В ее словесном портрете не было ничего запоминающегося. Средний рост, небольшой вес, светло-русые волосы, серые глаза. Ни тебе каких-либо особых примет, вроде родинки над левой грудью…. А оказалось все просто: она вошла, и загадки кончились.

ОНА
Движение. Представляю себя танцовщицей исполняющей интимный танец перед слащаво-вульгарными взглядами голодных мужчин. Я двигаюсь в паутине взглядов и танца, мои движения имитируют интимные, мои руки ласкают грудь, мои глаза призывают к близости. Музыка, звучащая во мне диктует свой ритм, движения ускоряются, погружая меня в эмоциональный транс. Ничего не существует, никого не существует. Время замирает в бесконечности мгновения рождения истины. Падение в яркий свет. Взрыв эмоций погружения в тебя. Ты…

ОН
Твое дыхание становится прерывистым. Твое тело начинает свой танец. Я вхожу в тебя. Медленно. Или может быть, это ты обволакиваешь меня.… Вряд ли это имеет какое-либо значение сейчас. Я чувствую тебя всю, я внутри тебя, волна накатывает за волной. Ты – это я, а я – это ты. Мы становимся одним целым в это мгновенье…

Они стали переписываться как-то случайно. Он просто отметил для себя ее анкету на этом забавном сайте. Отметил, в основном, из-за подробного описания, что встречалось там не так уж и часто. Трудно даже сказать, что конкретно привлекло его в этом маленьком рассказе. Возможно, незаконченная фраза в графе «кого я хочу встретить». Она ответила. Поначалу она писала очень осторожно, видимо, тщательно обдумывая каждую фразу. Но затем пошли сплошные восклицательные знаки, и их встреча стала неизбежной.

ОНА
Яркий свет фар, проезжающей машины слепит глаза, приводит в чувство. Мы… Не в силах разомкнуть руки, не в силах оторваться друг от друга… Стук дождя по металлу, капли дождя на стекле. Пора. Дома ждут…

ОН
…Не помню, как мы оказались там. Да, впрочем, какая разница. Капли на стекле. Свет фар проезжающих машин. И все на свете кажется вечным, как лунный свет, мягко касающийся твоих обнаженных плеч…

Он поднялся на лифте на свой шестой этаж. На площадке мобильный знакомо дернулся. Сообщение было от нее. «Ну что, ты не разочаровался?» Ему очень захотелось соврать, сказать, что да, разочаровался и очень сильно. Тем самым он мог бы покончить с этим раз и навсегда, на такой ответ она явно не рассчитывала. Вряд ли он мог на что-то надеяться, в этой жизни с ним все уже случилось. Да и с ней, видимо, тоже. Он набрал текст сообщения и нажал кнопку звонка. Он написал правду…

 
_МаРтИнИ_Дата: Среда, 2007-12-26, 9:49:55 | Сообщение # 87
Приходит почеркать
Группа: Пользователи
Сообщений: 40
Статус: Offline
память об ушедшей любви

Как трудно сказать человеку:
"Я больше тебя не люблю!
Не помню, не верю, не знаю!
И в памяти не берегу!"
Как будто внезапную рану,
Наносишь ему не спроста.
Как будто снимаешь охрану,
Где ждёт его смерть у моста…

Весна… Солнце… Дети пускают кораблики… А я… Я опять один…

Был вечер, и они снова были вместе. Сегодня она была как будто не своя, он заметил это сразу. Он делал все, чтобы хоть чуточку понять её состояние, но она всё больше и больше уходила в себя и не хотела отвечать ему. Он замолчал и просто взял её за руку… Они сидели молча… и вдруг через капель ещё не растаявших сосулек он услышал её тихий, дрожащий голос…

- Милый, прости меня!
- За что, за что тебя простить? - Он не понимал…

Она подняла свои карие глаза, и посмотрела в его - голубые. В её глазах не было счастья, в них не было жизни, они были пустыми. Она поцеловала его своими сухими губами, прижалась холодной щекой к его щеке и замерла. Тогда Он не знал, что это был их последний поцелуй…

Он с трудом слышал её тихий, почти беззвучный шёпот.

- "Помнишь, как мы познакомились? Тогда был январь. Я стояла на улице и не знала куда идти, мне было все равно, ведь у меня почти никого не было. Ты прошёл мимо меня, и даже не взглянул в мою сторону. Но в этот момент я почувствовала, что это Ты, что мне нужен Ты, но Ты проходил мимо. Я не знала, что сделать, чтобы привлечь хоть какое-то внимание Тебя ко мне. Я стояла и видела, как моё счастье проходит мимо меня. Как Ты уходишь может быть навсегда и я больше не увижу тебя… И Ты ушёл, а я осталась стоять. В тот момент я поняла, что всё… счастье ушло, и я не смогла его поймать, догнать, обнять…

Но какая-то сила заставила меня сойти с места и быстрым шагом, нет, даже бегом идти в ту сторону, в которую ушёл Ты…

Я догнала тебя, сказала какую-то глупость, но ты обратил на меня внимание. Ты хотел проводить меня до дома, но я сказала тебе что-то вроде: "Не стоит!", хотя в душе у меня было такое желание прижаться к тебе у подъезда и не отпускать до последнего. Ты оставил мне свой телефон, я дала тебе свой. Придя, домой я не могла уснуть при одной только мысли, что завтра я позвоню Тебе, услышу твой голос и опять увижу Тебя…

О, как долго длилась эта ночь. Я не находила себе места…

И вот, наконец-то, наступил следующий день, я пришла из школы, бросила свою сумочку на диван и стала быстро набирать Твой номер… И вот он - Твой голос, такой чарующий и притягательный, манящий и обворожительный. Ты не сразу узнал меня, но когда понял, что это я нотки Твоего голоса стали мягче. Да, я это почувствовала, и в моей душе проснулось что-то необъяснимое. Наверное, это была симпатия. Нет, точно не любовь, а, скорее всего симпатия…

В тот день я назначила Тебе свидание. Я ещё не разу в жизни не назначала парням свидания, для меня это было впервые…

И вот тот долгожданный вечер… Я спустилась к подъезду, рядом с которым стоял Ты. Мы прижались к друг другу и, взявшись за руки, мы долго стояли, думая куда же отправиться. И тогда Ты предложил сходить в парк. Мне было всё равно куда, лишь бы с тобой. Мы гуляли по парку, говорили о пустяках, и когда стало темнеть, я попросила проводить меня до дома. Ты охотно согласился на это. И вот мы у моего подъезда, мне так не хочется отпускать Твою руку, мне хочется остаться с Тобой ещё пару часов, но я знала, что дома меня жду и мне надо идти. Я достала свою руку из Твоей, сказала, что мне пора, и сделала то, о чём мечтала целый вечер - поцеловала тебя. Ты был немного смущён моим поступком, но охотно кинулся в эту авантюру, не зная чем она закончится… Наш поцелуй длился несколько минут, но мне показалось, что он был всего лишь стремительным мгновеньем. Я отошла от Тебя на пол шага, сказала: "Пока!" и ушла домой, зная, что в эту ночь опять не смогу уснуть…

Так было несколько дней. Я мало спала. Днём думала лишь о Тебе. Вечером, когда мы гуляли, я была счастлива о того, что нахожусь рядом с Тобой… Но эта симпатия, вскоре прошла. Да, прошла, ведь это была не любовь! Любовь так быстро не проходит. Она оставляет в душе тот осколочек, от "второй" половинки, который иногда снова шевелиться в нашем сердце и заставляет по новой проходить и ворота рая и все круги ада. Симпатия прошла и в душе осталось только чувство какой-то отчаянности, что Ты опять не тот, кого я искала. Хотя в тот первый момент мне показалось, что Ты моя первая и последняя любовь…

В один морозный вечер, где-то в конце февраля… - да, это было именно в конце февраля, но ещё не наступило восьмое марта. Я точно помню, как я подарила тебе на двадцать третье февраля скромный подарок - два мягких пуховых сердечка, слившихся в безумном поцелуе. Помню, как ты был ему рад. Ведь этот подарок был от всего моего сердца и символизировал нашу с тобой "дружбу"… - я сидела одна в пустой и холодной комнате. Сегодня я отменила нашу, ставшею привычкой, встречу. Почему-то, именно в тот день, я поняла, что это не может больше продолжаться. Я поняла, как была глупа, принимая эту симпатию за любовь. Взвесив все за и против, я твёрдо решила, что нашим отношениям должен придти конец… да, я понимала в тот момент, какую боль я причиняю Тебе, но я уже ничего не могла с этим поделать. Просидев всю ночь в холодной пустоте, на утро я твёрдо решила, что больше нет нужды скрывать это от тебя, и в ближайшую нашу встречу я скажу тебе всё…

Но, этой встрече не суждено было случиться в скором времени. Ты уехал из города на пару дней.

О, Боже… Что же творилось со мной эти два дня. Я не находила себе места. Я по несколько раз переосмысливала наши с тобой отношения, в некоторые моменты мне хотелось сказать: "Стой! Не говори ему об этом… Пусть будет всё как прежде! Разве ты не счастлива с Ним?", но дальше волна отчаянности захлёстывала меня и я снова и снова убеждалась в ненужности наших встреч… И вот тот день, когда ты приехал. Я ещё спала, когда позвонил Ты, и радостным голосом сообщил мне, что приехал, что мы снова будем вместе. Тогда Ты ещё не знал, что этому не суждено было сбыться…

И вот вечерний звонок… Я по привычке смотрю на часы и понимаю, что это Ты… Ты как всегда будешь ждать меня у подъезда… Я одеваю пальто, сапоги на невысоком каблуке, наматываю на шею шарф и выхожу в подъезд… Сегодня я даже не одеваю шапку, ведь на улице светит яркое весеннее солнце, по ногами прохожих лужа из ещё не растаявшего снега… Первый день весны… Он сегодня как некстати, ведь в такие дни люди должны встречаться, а не расставаться…

Сейчас Ты слышишь стук моих каблучков по бетонным лестницам и думаешь, что когда я выйду из подъезда, Ты возьмёшь меня за руку, и все эти два дня расставания забудутся, как миг.

Да, так и случилось… Это было видно по твоему лицу, оно сияло, как после нашего первого поцелуя...

Сегодня я попросила Тебя пойти в парк, место нашего первого свидания…
И вот мы здесь…
Я думаю ты уже понял, что я хотела Тебе сегодня сказать…
Ещё раз прости… Я не хотела причинять тебе боль…"
- … И ты прости меня за всё то, что произошло…
- Тебе не за что передо мной извиняться… Давай не будем говорить друг другу пустых и глупых слов, которые говорят люди, когда расстаются…
Она встала, бережно достала свою руку из его, развернулась и пошла -… а Он смотрел, смотрел, как уходит из его жизни первая девушка, с которой он чувствовал себя легко и свободно, перед которой он был тем искренним человеком, которым был на самом деле…

 
_МаРтИнИ_Дата: Пятница, 2007-12-28, 5:53:46 | Сообщение # 88
Приходит почеркать
Группа: Пользователи
Сообщений: 40
Статус: Offline
Алло

ПРОЛОГ
Мы рождаемся и умираем, влюбляемся и забываем, находим и теряем; на ошибках мы учимся, а от простых человеческих радостей получаем ощущение простого человеческого счастья на душе - все что мы не делаем, идет нам на пользу; главное, чтобы человек был хороший.

ЗВОНОК
-Алло.
-Привет... - пауза и немного неуверенно - эй, ты что молчишь...
-Здравствуй. - как-то сдержанно.
-Рад тебя слышать, - и со сменившейся интонацией, - давно не болтали.
-Да уж, с тобой поговоришь... - в голосе слышится злость.
-Если очень захотеть, можно в космос улететь! Я вот решил тебе позвонить...
-Узнать как дела? - она перебивает с иронией.
-Да нет, просто... - задумавшис
-Поздно. - как выстрел - Все что ты мог сделать, ты сделал и теперь уже не о чем разговаривать.
-Ну это как сказать... - мечтательно - например о погоде...
-Ну-ну. Лопата?
-Нет, - шутя, - теперь это не модно. - серьезно - Мы можем много о чем разговаривать, всеже мы знаем друг друга вдоль и поперек...
-Лучше бы не знали, - без надежды на шутку.
-Меньше всего хотелось бы думать, что ты жалеешь, обо всем, что было...
-Я жалею, о том, что было потом. И вообще я не понимаю, с какой это стати, ты решил появиться через две недели и начать дружеский разговор. То ли тебя потянуло на старое, то ли просто понесло.
-То есть ты считаешь, что либо я открыл в себе великую любовь либо оказался слишком слаб? Чтож, ты забываешь, что еще есть вариант, что мне что-то от тебя нужно... - голос, как будто веселого человека. - На самом деле все это не правда. Я просто звоню, узнать как ты... ну и извинится... это может казаться смешным, но на самом деле это очень много значит для меня.
Ты что хочешь, чтоб я тебя простила за все это?
-Это в идеале.. ну чтоб хотябы знала, что я не хотел, что бы все так кончилось... что я жалею, о том, как поступил. Что я признаю свою неправоту и прошу прощение.
-Знаешь что, в гробу видала я твое прощение. Ты сделал мне больно. Ты был не прав, и точка. Мне тут нечего сказать и я больше не хочу с тобой общаться по этому или какому-либо еще поводу. Просто, больше не звони мне. Ясно?
-Как хочешь...
-Прощай. - пи-пи-пи...

ЭПИЛОГ
-Я же сказала, не звони больше, я не хочу с тобой больше разговаривать!
-Алло. - удивленно.
-Ой, мам, прости, просто звонят кто-то, и молчат в трубку...
-Что? "Кто-то" это кто? Я тебя вроде хорошо знаю, что это за мальчик?
-Мальчик... да все тот-же...
-Звонил?
-Угу... а чего хотел не ясно, ну я его и послала. Он и раньше был не очень, а теперь и вовсе общаться с ним не хочется. Знаешь, я даже рада, что мы расстались...
-Дочь... - взволнованно.
-Что, мам?
-А ты не знаешь?
-Что?
-Я когда на работу ехала, в трамвае встретила тетю Валю, из его дома, так она сказала, что его вчера машина сбила, насмерть...

 
_МаРтИнИ_Дата: Пятница, 2007-12-28, 5:54:29 | Сообщение # 89
Приходит почеркать
Группа: Пользователи
Сообщений: 40
Статус: Offline
Эти карие глаза

Здравствуй.

Вот решила тебе написать. Даже не знаю с чего начать, мне ведь ни когда не приходилось писать подобных писем. Я не хочу спрашивать как у тебя дела, какая у вас погода и т.д., я лишь хочу, чтобы ты понял, и почувствовал все то, о чем я так и не смогла тебе сказать. Все это наверно как-то глупо писать тебе после всего того, что между нами было, но все же я прошу - не рви мое письмо, прочти его.

У тебя наверно все хорошо, есть девушка, которую ты любишь, любимая работа, ты уже не вспоминаешь и не думаешь обо мне, как раньше. У меня все отлично, моя жизнь сложилась именно так, как я хотела. Я влюблена. В кого? Я не хочу говорить, как его зовут, сколько ему лет, где он работает, скажу лишь одно – он заслуживает моей любви, и даже больше.

Для меня вовсе не имеет значение то, что он меня не любит, для меня главное мои чувства, моя любовь. И в этом я благодарна тебе. Ты научил меня любить, с тобой я узнала жизнь, такой, какая она есть, а, узнав жизнь, я перестала быть той маленькой глупой девочкой, которую ты любил.

Я говорю тебе «спасибо» за то чудесное время, проведенное вместе, за то, что ты поутру с улыбкой на губах называл меня «спящей красавицей», всего не перечислишь, поэтому я просто скажу «спасибо».

Ты спросишь, любила ли я тебя? Да, любила. Люблю и сейчас твои большие карие глаза. Глаза, которые ни когда не врут. Глаза, глядя в которые забываешь обо всем. Глаза, которые не имеют дна, они бесконечны. На протяжении долгих лет мне снились ночами твои глаза, кто хоть один раз видел их, не сможет уже забыть. Так случилось и со мной. Но судьба сыграла со мной еще одну злую шутку, я встретила человека с такими же глазами. Может, поэтому я полюбила его? Не знаю. Я искала ответ на этот вопрос, но …ответа нет. Может, ты знаешь на него ответ? А может дело вовсе не в глазах? Не знаю. Знаю только одно – меня уже ни что не связывает с прошлой жизнью, кроме этих глаз.

P.S. Береги любовь, которую дают тебе любящие тебя люди. Пытайся сохранить ее как можно дольше, ведь в мире нет ничего прекрасней этого чувства. Борись за свою любовь и тогда жизнь не будет для тебя прочитанной старой книгой.

Уже не твоя…

 
ArhangelДата: Воскресенье, 2007-12-30, 2:46:26 | Сообщение # 90
Новичок
Группа: Пользователи
Сообщений: 13
Статус: Offline
У вас красивые рассказы!А у меня если они длинные,то совсем,а если короткие то очень...
 
Блестящий Мир » Все от пользователей » Все от пользователей » Рассказы (грустные и не очень)
  • Страница 9 из 10
  • «
  • 1
  • 2
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • »
Поиск:


Copyright Блестящий мир © 2020
Используются технологии uCoz